Петр Павел: Совет Россия-НАТО может обсудить координацию в Сирии и Ираке

Интервью - 24.11.2017 07:01

Глава Военного комитета НАТО — главного военного органа альянса — чешский генерал Петр Павел в сентябре впервые с начала украинского кризиса встретился с главой Генштаба РФ Валерием Герасимовым и намерен продолжать диалог. О проблемах в отношениях России с Североатлантическим альянсом, о том, как военные могут их разрешить и облегчить диалог между политиками, а также о потенциальных областях координации и сотрудничества между РФ и НАТО генерал Павел рассказал РИА Новости. Беседовал Владимир Добровольский.

— Заседание СРН прошло на прошлой неделе. Переговоры по-прежнему ведутся на политическом уровне, на уровне послов. Переговоров между военными представителями и военными экспертами нет, при этом российская сторона считает, что регулярный диалог по таким вопросам, как прозрачность и снижение рисков, невозможен без переговоров на уровне военных экспертов. Заинтересован ли НАТО в возобновлении такого диалога?

— НАТО заинтересован в продолжении диалога с Россией на политическом уровне и в хорошей коммуникации на военном уровне. Я считаю, что необходимо и то и другое. Нам нужно возобновить диалог на определенном уровне, существовавшем до приостановки сотрудничества весной 2014 года. Трудно говорить о возобновлении сотрудничества без изменения условий. Условия пока не изменились, потому что позиции России и НАТО серьезно расходятся, особенно в соблюдении международного права и правил международного сообщества.

Я думаю, что в рамках мандата, которым мы располагаем на сегодняшний день, а он состоит в переговорах на высшем военном уровне, мы можем улаживать вопросы, которые подлежат обсуждению: сокращение рисков, прозрачность, (необходимость) избегать ненужной эскалации, инцидентов. Конечно, на высшем уровне эти вопросы можно обсуждать лишь до определенной степени подробности.

Будут некоторые вопросы, которые можно легко обсуждать, потому что мы будем говорить о потенциале войск, их миссии, их задачах, численности. Все это можно проверить. И если мы с обеих сторон почувствуем, что обе стороны в равной степени вдаются в подробности, когда мы поймем, что обе стороны представляют факты такими, какими они являются, не искажая и не изменяя, тогда можно начать говорить о восстановлении доверия. Это доверие перейдет с военного уровня на политический. Только когда это доверие восстановится, мы можем начать обсуждать изменение уровня дискуссий и даже, возможно, перейти на экспертный уровень.

— Перейти на этот уровень даже до изменения политических условий? Вы говорите о расхождениях по Украине и так далее. Готовы ли вы понизить уровень обсуждения до экспертного без изменения ситуации на Украине?

— Нет необходимости говорить о конкретных цифрах, потому что подход и окончательные цифры всегда будет различаться. Мы считаем, что учения "Запад", какими их представила российская сторона, были гораздо уже, чем в действительности.

— У нас есть общие интересы в борьбе с терроризмом, в борьбе с экстремизмом. Я думаю, мы найдем еще больше общих интересов. Тем не менее у нас различаются подходы и акценты. Мы можем ясно наблюдать это в Сирии и Ираке: подход различался, иногда разнился и упор на игроков, которые могут помочь нам добиться поражения ИГИЛ*.

— Если ситуация с безопасностью не изменится и с обеих сторон будет желание провести диалог, лучшим советом с моей стороны было бы придерживаться прагматичного и конструктивного подхода, основанного на ясных военных аргументах, к которым были бы открыты российская и натовская стороны. В этом отношении мы придерживаемся этого основополагающего принципа и, я думаю, можем наладить достаточно плодотворную коммуникацию между военными.

— Считаете ли вы, что сейчас обе стороны заинтересованы в улучшении сотрудничества?

— Во время беседы с Герасимовым я почувствовал интерес, стремление к конструктивному подходу и ясно заявил, что моя цель — строго придерживаться этого подхода.

* Террористическая организация, запрещена в России

 

 

Комментарии(0)

КАТЕГОРИИ