Революция в Москве: почему вышло так убого

Мнение - 31.01.2018 16:12

Максим Соколов, для РИА Новости

Изначально был задействован либерально-демократический миф, заключающийся в том, что есть злочинна влада, подавляющая все светлое и живое, и есть отважный оппозиционер, при котором падет произвол и восстанет народ, великий, могучий, свободный, после чего Россия воспрянет посреди человеческих прав.

Терпимость, лояльность, вежливость и внимательность к товарищам, продемонстрированные А. А. Навальным, таковы, что вызывают сильную изжогу даже у безусловно оппозиционных граждан. Образу, условно говоря, российского Вацлава Гавела, о котором мечтает либеральная общественность, это совсем никак не соответствует, что порождает сильный диссонанс. И дело не только в эстетических разногласиях. Не нужно сверхъестественной прозорливости, чтобы задуматься: если человек проявляет такие приятные свойства натуры, когда его власть распространяется лишь на немногих соратников, что же будет, когда он будет властвовать над всей Россией? Это уже вопрос не эстетики, а простого самосохранения, которое порой даже прогрессивной общественности не бывает чуждо.

Все так, но тоталитарные песнопения бывают двух сортов. Бывает возвеличивание божественного вождя и бывает восхваление верных соратников. Анализ апологетических текстов показывает, что песнопения первого сорта практически отсутствуют. Прекрасные песни слагаются скорее о батыре Навальном —

"С бойцами он ласков, с врагами суров,
В боях закаленный, отважный Ежов…
Великого Сталина преданный друг,
Ежов разорвал их предательский круг.
Раскрыта змеиная вражья порода
Глазами Ежова — глазами народа…
Ты — пуля для всех скорпионов и змей,
Ты — око страны, что алмаза ясней".

Вопрос не конспирологический, а чисто мифологический — или, говоря современным языком, политтехнологический. Кто дергает оппозиционера за веревочку, мы не знаем. Может быть, никто, и это он сам себя дергает. Но когда он выступает в роли бесстрашного батыра Ежова, а мудрый вождь, которому батыр преданно служит, в мифологической схеме отсутствует, получается не мощный тоталитарный миф, а сапоги всмятку. Как прежде те же самые сапоги получались с мифом либерально-демократическим.

Комментарии(0)