"У нас общая с вами история". Одесса всегда будет петь по-русски

Мнение - 10.09.2017 12:09

Захар Виноградов, обозреватель РИА Новости

Почему Одесса знаменита на весь мир?

Есть несколько мнений на этот счет.

Говорят, потому, что многие одесситы, выехав Израиль или в США на Брайтон-Бич, до сих пор не могут забыть родной город у "самого Черного моря", и поэтому он живет в них даже где-нибудь за тридевять земель.

А еще потому, что многие известные писатели и поэты, родившиеся в Одессе, сохранили особый одесский колорит в песнях, стихах и романах.

Кто-то утверждает, что у Одессы своя особая история, культура и даже памятники свои, ни на что не похожие.

Впрочем, возможно, так оно и есть. Я помню, как сорок лет назад, в этом же колоритном подвале на Дерибасовской, 31, два музыканта, два брюнета — скрипач-еврей Мойша и гитарист-цыган Яша — пели знаменитую песню из советского сериала "Знатоки", в которой "если где-то, кое-кто у нас порой честно жить не хочет".

И я помню, как Яша с особым одесским цинизмом в припеве вместо слов "Мы все время на посту" под общее ликование публики пел "Мы все время на тосту".

В общем, это была тогда вполне безобидная, но очевидная антисоветчина. И в этом была Одесса — хулиганская, контрабандная, остроумная.

Конечно, при Советах иметь в городе улицу, названную в честь "царских сатрапов", было идеологически неправильно, и поэтому улице дали имя Чкалова.

Знаменитого советского летчика в Одессе любили. Но традиции любили еще больше. Да и при чем здесь главная улица города? Где тот Чкалов и где — Одесса?

И вот, удивительное дело, советская власть чуть ли не единственный раз сдалась, и уже после Великой Отечественной войны вместе со звездой и именем города-героя главной улице вернули ее "старорежимное" название. И она снова стала Дерибасовской.

А звезда Героя и звание города-героя тоже сохранились даже до сегодняшних "незалежных" дней. На вокзале — звезда, а напротив знаменитого Одесского оперного театра, который в двух шагах от Дерибасовской, есть монументальные списки всех одесситов — героев Советского Союза и героев Социалистического труда. Ухоженные, отреставрированные, не оскверненные.

В самом Городском парке уже после советской власти был установлен памятник другому знаменитому одесситу, который в своих песнях прославлял и Одессу, и его улицы, и его защитников, — Леониду Утесову.

С тех пор Утесов навсегда присел на скамейке, и теперь каждый одессит может сфотографироваться с ним в обнимку. А еще существует такое одесское поверье, что если потереть нос Утесова, то обязательно тебе будет "одесское счастье".

Что такое "одесское счастье", каждый понимает по-своему, но нос у Утесова блестит даже в надвигающихся сумерках. Видимо, многие тысячи его земляков обрели здесь это никому, кроме одесситов, не ведомое чувство.

"Надо вступать не в ЕС, а в Таможенный союз"

Мы тем временем идем от парка вниз, по Дерибасовской. Навстречу нам льется нескончаемый поток одесситов. Мой собеседник рассказывает, что с начала сентября одесские пляжи опустели, хотя море все такое же теплое и ласковое, но туристический сезон с началом учебного года закончился, и пляжи опустели.

Мы рассуждаем о том, что настоящие одесситы редко бывают на пляжах, поэтому по цвету похожи на спичку (это старая, как сама Одесса, местная шутка). Зато, в отличие от пляжей, никогда не пустеет Дерибасовская.

И в этот теплый сентябрьский вечер здесь, на главной улице Одессы, как и в предыдущие годы, собрались все: музыканты, врачи, дамы в кринолинах, разухабистая молодежь в разноцветных татушках, одесские байкеры на своих "крутых" мотоциклах.

Мы с Юрием сидим в уютном маленьком кафе на Дерибасовской, саксофон вынимает душу "Городом, которого нет", вокруг нас бурлит жизнь: проходят в обнимку влюбленные парочки, кто-то пристраивается на колени к Утесову, степенно проходят семейные пары с детьми. А вот пожилой мужчина катит в инвалидной коляске, видимо, на прогулку по родному городу, женщину, которая много старше его самого. Наверное, свою маму.

И их можно понять: дышать воздухом Дерибасовской, а потом выехать по Екатерининской мимо Дюка Ришелье к Потемкинской лестнице, с которой открывается великолепный вид на Черное море, это значит продлить жизнь еще на несколько лет, дней, а может быть, всего лишь мгновений.

Но и эти мгновения останутся в этом городе, на этой улице, в этом огромном социокультурном конгломерате, имя которого известно, кажется, во всех уголках мира — Одесса. Я знаю, что это так, что эти мгновения навечно вплетаются в плоть и кровь "жемчужины у моря". Потому что я и сам одессит.

Комментарии(0)